Решение задачи (казуса) по Псковской судной грамоте

Тема: «Псковская судная грамота (ПСГ) — важнейший памятник древнерусского права»

Псковская судная грамота (ПСГ)

Псковская Судная Грамота — дошедший до нас в единственном списке важнейший памятник древнерусского права, разработанный и применявшийся в Псковском государстве XIV—XV вв. Этот юридический документ — важный этап в развитии древнерусского права, который располагается после издания Русской Правды и перед созданием Великокняжеского Судебника 1497 г. Судная Грамота значительно развила положения Русской Правды, но и более того – шагнула гораздо дальше в своем нормотворчестве. В частности, Псковская Судная Грамота отразила более высокий уровень экономической жизни, чем Русская Правда. Кроме того, значительное место в Судной Грамоте заняли нормы, относящиеся к гражданскому праву.

В целом Псковская Судная Грамота оказала огромное влияние на дальнейшее становление русского права. К примеру, можно упомянуть, что одним из источников Судебника Ивана III стала именно Псковская Судная Грамота. Для закрепления материала по теме Псковской судебной грамоте студенты на основе ее содержания решают казусы, пример решения одного из которых мы и приводим в данной статье.

Условие казуса по Псковской судной грамоте. У сына боярского Буслава Тучного после свадьбы его дочери пропал ларец с драгоценностями. Б. Тучный обвинил в краже одного из гостей — молодого купца Мелеха Перхурова, в доме которого были найдены некоторые из пропавших вещей. Наместник, получив гостинец от купца, разбирал дело единолично и постановил решить спор поединком. Испугавшись в последний момент божьей кары, М.Перхуров признал справедливость обвинения Б.Тучного. Наместник обязал последнего уплатить в качестве пошлины один рубль, а купцу возместить сыну боярскому десять рублей, т.е. стоимость ненайденных драгоценностей. Какое решение примет суд по данному делу в соответствии с Псковской Судной грамотой?

Решение казуса по Псковской судебной грамоте:

Согласно ст. 1 Псковской Судной Грамоты: «Вот дела, подлежащие княжескому суду. Если обокрадут кладовую из-под замка, или сани, крытые войлоком, или воз, увязанный веревками, или лодью, заделанную лубом, или если украдут [хлеб?] из ямы, или скот [из запертого хлева], или сено из непочатого стога, то все эти случаи кражи подлежат княжескому суду, а пени [за каждый указанный случай] взыскивается 9 денег. А за разбой, нападение, грабеж [пени в пользу города Пскова] – 70 гривен, в пользу князя – 19 денег и в пользу князя и посадника – 4 деньги».

Согласно ст. 2 Псковской Судной Грамоты: «А [псковскому] наместнику [новгородского] архиепископа ведать свой суд, и дел, подлежащих его суду, не разбирать [ни князю], ни городским судьям; равным образом, наместник владыки не должен вмешиваться в дела, подлежащие княжескому суду».

По нормам Псковской Судной Грамоты татьба (кража) могла быть простой и квалифицированной. Простой считалась кража из закрытого помещения, из саней, с воза, из лодки, зерна из ямы, кража скота, сена, совершённая в первый или второй раз: «Се суд княжей, ож клеть покрадут за зомком или сани под полстью или воз под титягою или лодью под полубы, или из яме или скота украдают или сено сверху стога имать, то все суд княжой, а продажи 9 денег…». Как видно из текста статьи, простая кража наказывалась штрафом в размере 9 денег. Кроме того, вероятно, потерпевший имел право требовать возмещения. Кроме рассмотренной статьи, также в 112-й статье специально регулируется ситуация кражи мелкого рогатого скота и домашней птицы: «А боран присужать 6 денег, а за овцу 10 денег государю, а судьи 3 денги старая правда. А за гусак и за гусыню присужать по 2 денги государю, на суде; 3 денги; а за утицу и за селезня, и за кур, и за кокощь присужать по 2 денги». Эта статья важна в том смысле, что именно здесь устанавливается не только штраф в пользу городских властей, но и размер возмещения потерпевшему. Именно материал ст. 112 позволяет уверенно предполагать, что и в случаях, регулируемых ст. 1 Псковской Судной грамоты, предусматривалось возмещение хозяину украденной вещи.

Таким образом, исходя из ст. 1 и 2 рассматриваемое дело подлежало княжескому суду. Наместник не имел права разбирать это дело. По княжескому суду виновный должен был уплатить в казну 9 денег и возместить стоимость ненайденных драгоценностей.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *