Примеры решения задач (казусов) по Судебнику 1497 года Ивана 3-го

Понятие и содержание Судебника 1497-го года

Судебник 1497 года

Судебник 1497 года Ивана 3-го — нормативно-правовой акт, охватывавший содержание всех принятых к тому времени в средневековой Руси законов и указов, применявшихся в процессе осуществления правосудия. По сути, этот судебник был одной из первых попыток кодификации норм права, поскольку в едином документе были собраны правовые нормы, служившие основой для деятельности государственных судов того времени.

В то же время, интересно отметить тот факт, что, несмотря на активное применение в судопроизводстве, Судебник 1497-го года, будучи главным нормативно-правовым документом того исторического периода, на практике не получил официального признания именно как кодифицированный единый документ имеющий официально признанную законную силу единого юридического документа. Нормативные документы, вошедшие в состав Судебника Ивана III, не подвергались строгой каталогизации или какой-либо систематизации. В его состав вошли нормы таких правовых актов как:

  • Русская правда;
  • Судебные грамоты, содержание которых охватывало нормы судопроизводства в различных княжествах Руси, а также местные нормы права;
  • Уставные грамоты, регламентировавшие порядок осуществления местного самоуправления (по сути — свод нормативных актов от органов верховной власти);
  • Описания судебных процессов и решений по частным случаям.

Документы, действовавшие до принятия Судебника 1497 года, и вошедшие в его состав просто собрали вместе «под одной обложкой» и весьма приблизительно распределили по отраслям права. При этом отсутствовала четкая система структурирования документа, что затрудняло работу с Судебником.

Решение казусов по Судебнику 1497 года

Для практического изучения норм этого исторического нормативно-правового акта студенты решают на их основе ряд казусов. Предлагаем некоторые примеры решения казусов по Судебнику 1497 г.

Казус 1. Крестьянин Филипп самовольно переставил межевой знак, захватив тем самым боярскую землю. Какое наказание он понесет по Судебнику 1497 г.?

Решение:

Статья 62 Судебника 1497 года «О межах» гласила: «Если кто-нибудь перепашет межу или повредит межевые знаки у боярина и монастыря на земле великого князя или у великого князя на боярской и монастырской земле, или у боярина на боярской или монастырской земле, или у монастыря на боярской земле, он подвергается битью кнутом и с него взыскивается рубль в пользу истца. Если перепашет или перекосит межу крестьянин у крестьянина своей же волости или села, то волостель или посельский взыскивает с виновного штраф в 2 алтына и вознаграждение в пользу потерпевшего от перепашки в зависимости от человека и количества перепаханного по своему усмотрению».

Таким образом, ст. 62 предусматривала ответственность за повреждение или уничтожение межевых знаков и запашку чужой земли. Воспроизводя в основном ст. 18 Белозерской и ст. 4 Двинской уставных грамот о наказании за нарушение межевых знаков, ст. 62 усиливала охрану земельной собственности феодалов. Охране подлежали не только земли великого князя, но также боярина и монастыря. Статьей вводился новый для данного преступления вид наказания. Если раньше нарушители подлежали разного рода штрафам, то по данной статье виновного в повреждении межевых знаков или перепашке земли собственника-феодала предписывалось бити кнутием, да исцу взяты на нем рубль. Это же преступление, но совершенное крестьянами промежу себя, влекло за собой денежный штраф (за борон по два алтына) и возмещение убытков пострадавшему, размер которых устанавливался посольским по принципу посмотря по человеку и по ране и по рассуждению.

Итак, с учетом норм ст. 62 Судебника 1497 года крестьянин Филипп самовольно переставивший межевой знак, захватив тем самым боярскую землю, подлежал наказанию в виде битья кнутом, в также с него взыскивается рубль в пользу истца, то есть боярина.

Казус 2. Ивашка украл из церкви лампаду. Какое его ожидает наказание по Судебнику 1497 г.?

Решение:

Наиболее яркой чертой правового регулирования ответственности за кражу (татьбу) согласно Судебнику 1497 года являлось то, что она каралась гораздо строже грабежа и вообще входила в число наиболее тяжких преступлений наряду с разбоем и убийством.

Согласно ст. 9. «Совершивший убийство господина, крамолу, церковную кражу или святотатство, кражу, сопровождавшуюся убийством, передачу секретных сведений или оговор невиновного, поджог города с целью предать его врагу, а также ведомый лихой человек карается смертной казнью».

В соответствии со ст. 10 «Если вор впервые совершит кражу, кроме кражи церковной или сопровождавшейся убийством, и никаких доказательств о совершении им ранее краж не будет, он карается торговой казнью, подвергается «продаже» по усмотрению судьи и с него взыскиваются убытки, понесенные истцом. При отсутствии у виновного имущества для возмещения убытков, понесенных истцом, он подвергается битью кнутом и выдается истцу в холопство до уплаты или отработки нанесенных им убытков, а взыскания в суде не производятся».

В соответствии со ст. 11 «Вор, совершивший кражу вторично, карается смертной казнью, а из его имущества возмещаются убытки, понесенные истцом. Оставшаяся часть имущества поступает судье. При отсутствии у такого вора имущества, с которого можно взыскать убытки, понесенные истцом, он не выдается истцу до отработки или выплаты долга, а карается смертной казнью».

Как видно из указанных статей Судебника 1497 года Татьба могла быть как простой, то есть без отягчающих и смягчающих обстоятельств, так и «квалифицированной» — с отягчающими обстоятельствами. Максимально сурово наказывались следующие виды кражи:

  1. церковная татьба (ст. ст. 9, 10), то есть хищение из церкви священных предметов; в силу двойственности объекта данного правонарушения оно являлось и преступлением против собственности, и преступлением против Церкви;
  2. повторная татьба (ст. 11);
  3. «головная» татьба, то есть похищение свободного человека с целью его продажи в рабство (ст. ст. 9, 10).

Таким образом, Ивашка, украв из церкви лампаду, совершил наиболее тяжкий вид кражи – церковную татьбу. За это преступление согласно ст. 9 Судебника 1497 г. Ивашка подлежит смертной казни.

Казус 3. Из боярской конюшни пропал конь. Сельские старики указали на Федота, отличавшегося буйным нравом. Какое наказание может ожидать Федота по Судебнику 1497 г.?

Решение:

Согласно ст. 12. «Обвинение кого-либо в воровстве со стороны пяти-шести добрых людей из числа детей боярских или черносошных крестьян, подкрепленное присягой, в случае, если будет доказано, что обвиняемый воровства ранее не совершал, влечет для него обязанность удовлетворить предъявленный истцом иск без разбора дела по существу».

По ст. 12 оговор в воровстве со стороны 5—6 добрых людей, даже при отсутствии доказательств в виновности (а довода на него в прежнем деле не будет), влек для оговоренного обязанность удовлетворить требования истца без разбора дела по существу (ст. 12).

Оговор со стороны добрых, т. е. благонадежных с точки зрения господствующего класса, людей приобретал в глазах законодателя безусловную доказательственную силу. К добрым людям обычно относились дети боярские, составлявшие разряд свободных служилых людей, занимавшие низшие и средние должности в армии и системе управления и получавшие за свою службу земельные пожалования, или волостные крестьяне, сидевшие на черных землях, находившихся под управлением общей администрации, и целовавшие крест, т. е. присягавшие при избрании их населением для выполнения различных должностей в органах местного управления. Таким образом, добрые люди являлись представителями господствующего класса или зажиточной части крестьянского населения.

Таким образом, Федот по свидетельству сельских стариков будет признан виновным в краже коня. Он будет обязан согласно ст. 12 удовлетворить требования истца. Кроме того, за совершение кражи по ст. 10 он подлежит торговой казни. Торговая казнь означала битье кнутом, которое производилось палачом на торгах, площадях или в иных местах скопления народа, с целью устрашения последнего. При отсутствии у Федота имущества для возмещения убытков, понесенных истцом, он подвергается битью кнутом и выдается истцу в холопство до уплаты или отработки нанесенных им убытков.

Казус 4. Василий судился с Тихоном из-за долга последнего. При этом Василий подкупил дьяка, подделавшего подпись Тихона, что было впоследствии выявлено. Каков будет исход дела по Судебнику 1497 г.?

Решение:

Согласно ст. 67. Судебника 1497 г. «О взятках и о свидетельских показаниях»:

«Надлежит объявить по рынкам в Москве, во всех городах Московской и Новгородской земли и во всех волостях о запрещении истцам и ответчикам обещать судьям и приставам взятки за разбирательство дела, а свидетелям давать показания, не зная дела, повелев им говорить правду. В случае обнаружения впоследствии ложности показания свидетеля с него взыскиваются все убытки и расходы, понесенные потерпевшим».

В этой статье предписывалось публичное объявление (прокликать по торгам)о запрещении взяток и лжесвидетельства. Данное установление сходно с положением ст. 1 Судебника, в котором судьям запрещается брать посулы и решать дела, исходя из своих выгод. В тоже время уголовная ответственность за лжесвидетельство, подлог не устанавливалась.

Лишь в Судебнике 1550 г. впервые будет установлена ответственность за подлог. Так согласно ст. 4 Судебника 1550 г. «А которой дьяк список нарядит или дело запишет не по суду, не так, как на суде было, без боярского, или без дворецкого, или без казначеева ведома, а обыщетца то в правду, что он от того посул взял, и на том дьяке взяти перед боярином вполы да вкинути его в тюрму». По этой статье дьяк, составивший за взятку подложный протокол судебного заседания либо неправильно записавший показания сторон или свидетелей, уплачивал половину суммы иска. Другую половину возмещал боярин, который, будучи высшим по должности лицом, должен был следить за своим подчиненным. Дьяк, кроме того, подлежал тюремному заключению. Однако в судебник 1497 года подобных норм еще не содержал.

Также необходимо отметить, что согласно ст. 59 «Попа, дьякона, монаха, монахиню, церковного старосту и вдову, находящихся на иждивении церкви, судит святитель или его судья. Если судится светский человек с духовным, то суд должен состоять из духовных и светских представителей. Если вдова не находится на иждивении церкви, а живет своим хозяйством, она не подлежит духовному суду». Иначе говоря, согласно норм ст. 59 Судебника 1497 года дьякон подлежал церковному суду.

Таким образом, по нормам Судебника 1497 года Василий возместит Тихону все убытки и расходы, понесенные им вследствие лжесвидетельства в виде подделки подписи. Что касается дъяка, то его будет судить церковный суд, согласно же нормам гражданского суда ответственности за свои действия дъяк не понесет.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *